Беллетрист библиотека. книги

Online Since April, 2001


КАТАЛОГ

 

Ромен РОЛЛАН (Romain Rolland, 1866, Кламси — 1944, Везеле)

Р. Роллан— французский писатель и общественный деятель, музыковед. Родился в семье нотариуса. В 1881 г. семья переезжает в Париж, где Роллан окончил лицей Людовика Великого и поступил в Нормальную школу. В студенческие годы Роллан знакомится с культурной жизнью Парижа, много читает. Особое внимание будущего писателя привлек русский роман.

Разгром Франции во франко-прусской войне 1870 г., поражение Парижской коммуны и последовавший за этим кровавый террор, духовный кризис французского общества в конце XIX в., наиболее ярким проявлением которого стал культурный декаданс, – все это окрашивает мироощущение раннего Роллана в пессимистические тона.

Кризисное состояние общественного сознания Роллан осмысливает как кризис действия. «Мышление было бессильно присоединиться к действию, но оно знало, что действие справедливо», – напишет Роллан впоследствии, подводя итоги своего творческого и жизненного пути. Пытаясь преодолеть кризис действия, молодой Роллан обращается к искусству как к средству компенсации личной неспособности к действию. Для молодого Роллана искусство – деятельность, необходимая прежде всего для самого художника, способ обогащения его индивидуальности посредством расширения личности. «Я влюблен в искусство, потому что оно взрывает мою маленькую жалкую личность...», – писал Роллан.

Но мир искусства был осужден кумиром юного Роллана Л.Н. Толстым в его трактате «Так что же нам делать?». В 1887 г. Роллан пишет письмо Л.Н. Толстому, в котором выражает свою любовь к великому писателю, но одновременно и оспаривает его взгляд на искусство. В ответном письме Толстой разъясняет свою позицию, говоря, что отрицает не искусство вообще, но кастовое, оторванное от народа искусство.

Кроме Л.Н. Толстого, на раннего Роллана заметное влияние оказали пантеизм Спинозы и фатализм Ренана.

После окончания Нормальной школы в 1889 г. Роллан едет в Италию для подготовки диссертации. В Италии он изучает изобразительные искусства, много занимается музыкой. Его кумиры – Микеланджело, Бах, Моцарт, Бетховен и Вагнер. Его увлекает искусство героическое. Пребывание в Италии Роллан позже охарактеризует как «лечение просветлением». Роллан действительно излечивался от юношеского пессимизма.

По возвращении в Париж Роллан защитил в Сорбонне две докторские диссертации (1895): «Происхождение современного лирического театра: история оперы в Европе до Люлли и Скарлатти» и «Упадок живописи в Италии после XVI века». После защиты диссертаций Роллан занимался научно-педагогической деятельностью: читал лекции по истории музыки в Нормальной школе и в Сорбонне.

К этому времени относится начало литературной деятельности Роллана. Еще в Италии он вынашивает замысел первого своего литературного произведения, драмы «Орсино». Действие пьесы перенесено в эпоху Возрождения. Главный герой – кондотьер Орсино, в котором автору хотелось выразить «страстную и всеобщую активность этого замечательного времени».

Ранние «античные» и «итальянские» пьесы Роллана – «Орсино» («Orsino», 1890), неоконченная пьеса «Эмпедокл» («Empedocle», 1890), «Бальони» («Baglione», 1891), «Ниобея» («Niobe», 1892), «Калигула» («Caligula», 1893), «Осада Мантуи» («Le Siege de Mantoue», 1894) – не имели успеха. Ни одна из них не была поставлена на сцене или опубликована. Однако показателен сам выбор Роллана драматургического рода. Драма привлекала Роллана своей действенностью, возможностями широкого воздействия на читателя и зрителя, воспитания в нем героического начала. Обращение раннего Роллана к драматургии и самый характер первых пьес отразили стремление писателя синтезировать мечту и действие, возродить в современниках волю к действию.

Первым опубликованным произведением Роллана была трагедия «Людовик Святой» («Saint-Louis», 1897), вошедшая впоследствии в цикл «Трагедии веры» («Les Tragedies de la foi»).

Конфликт пьесы имеет этический и философский характер: вера в идеал сталкивается с безверием и эгоизмом. Воплощением веры становится в драме Людовик Святой, который возглавил поход в Иерусалим для отвоевания гроба Господня. Людовику противопоставлены его сеньоры, одержимые гордыней и презрением к толпе (Готье де Салисбери, Манфред и др.).

В системе образов пьесы намечена антитеза, которая долгое время будет занимать мысль Роллана и получит свое дальнейшее развитие: противопоставление нравственной элите элиты интеллектуальной.

В «Людовике Святом», как и в двух последующих пьесах цикла – «Аэрте» («Aert», 1898) и «Настанет время» («Le temps viendra», 1903). Роллан пытается соединить достижения социально-философской интеллектуальной драмы Г. Ибсена и Б. Шоу с революционно-романтической традицией Ф. Шиллера и В. Гюго.

В цикле «Трагедии веры» выражена убежденность Роллана в неизбежности крушения старой, одряхлевшей цивилизации. Он верит в необходимость обновления искусства и жизни. На этом этапе искусство перестает восприниматься Ролланом как единственный способ преодоления пассивности. Писатель хочет стать активным участником событий.

Во второй половине 90-х гг. Роллан увлекается социалистическими идеями, хотя и не вступает в какие-либо организации, сохраняя настороженное отношение к политике.

Призыв к обновлению искусства – главный пафос книги «Народный театр» («Le Theatre du peuple», 1903), в которой Роллан излагает новую концепцию театра. Книга представляет собой сборник статей, опубликованных в 1899—1903 гг. на страницах журнала «Ревю д'ар драматик».

Роллан отказывается от трактовки искусства как «убежища» для творческой личности. Свою задачу он видит в том, чтобы создать новый тип театра – театр для народа, целью которого стало бы поддержание в народе «душевной бодрости». Театр как стимул к действию – такова главная мысль Роллана.

С этих позиций он критически оценивает предшествующую европейскую драматургическую и театральную традицию. Театр Шекспира, классицистская комедия Мольера, романтическая драма Шиллера и Гюго, не говоря уже о современном Роллану буржуазном театре, с точки зрения писателя, оторваны от интересов и забот широких масс.

Чтобы приблизить театр к народу, необходимо выработать новые художественные формы, нужно создать «монументальное искусство, творимое народами для народа».

Попыткой воплотить идею народного театра стал цикл «Театр революции» («Theatre de la Revolution»), в который вошли пьесы: «Волки» («Les Loups», 1898), «Торжество разума» («Le Triomphe de la raison», 1899), «Дантон» («Danton», 1900), «Четырнадцатое июля» («Le 14 Juillet», 1902).

Цикл рассказывает о событиях Великой французской революции XVIII в. Однако, обращаясь к истории, Роллан ищет ответы на вопросы современности, его занимают проблемы возможной революции и ее последствий, проблема народа и его роли в истории, вопрос о судьбах интеллигенции в период социальных катаклизмов.

Революция привлекает Роллана своим героическим пафосом, но и пугает как жестокая стихия, несущая многочисленные жертвы. В «Театре революции» конфликт переносится внутрь революционного лагеря, сохраняя свой философско-этический характер, что позволяет автору показать драматизм революционной борьбы, неразрешимость некоторых нравственных проблем в рамках революционной этики.

Так, в драме «Волки» сталкиваются две правды. Правда майора Телье, отстаивающего справедливость и пытающегося спасти несправедливо приговоренного к смерти майора д'Уарона, и правда комиссара Кенеля, готового принести в жертву интересам отечества и революции невинного человека. Оба героя верят в революцию и служат ей, но по-разному понимают интересы революции.

В пьесе «Четырнадцатое июля» черты нового «народного театра» проявились особенно отчетливо. Роллану удается создать действие широкого размаха. В пьесе много массовых сцен, предполагается участие зрителей в хороводах, песнях и танцах. Роллан как бы включает зрителя в драматическое действие, а драматическое действие претворяет в реальность.

Народ в драме не фон, но главный герой, штурмующий Бастилию, осознающий свою историческую миссию и свою силу.

Роллановская драматургия не прижилась на сцене, поскольку не отвечала вкусам буржуазной публики, которой был чужд ее героический пафос.

Роллан ищет новые формы воплощения своего идеала. В этом поиске он обращается к биографическому жанру и пишет цикл «Героические жизни» («Vies heroiques»), включивший в себя «Жизнь Бетховена» («Vie de Beethoven», 1903), «Жизнь Микеланджело» («Vie de Michel Ange», 1906) и «Жизнь Толстого» («Vie de Tolstoi», 1911).

Как отмечал С. Цвейг, в цикле «Героических жизней» Роллан «ищет другую среду, другие средства воспламенения». Отныне идеал нравственного величия писатель находит не в фигурах полководцев, законодателей, государственных деятелей, вождей революции, но в творческой личности.

Проблема мечты и действия остается центральной и в этом цикле. Так, в «Жизни Микеланджело» показан конфликт мощного гения и слабого человека в душе одной личности. Это противоречие не позволяет Микеланджело завершить ни одно из его творений. В финале очерка гениальный художник отрекается от искусства и обращается к вере.

Роллан по-прежнему убежден в необходимости соединить мечту и действие. «Героизм – это видеть мир таким, каков он есть, и любить его», – провозглашает он. Однако в «Героических жизнях» Роллан приходит к новому пониманию героизма, который заключен не в преодолении исключительных трудностей и опасностей революционного времени, но в каждодневном единоборстве личности с собой, с болезнью, бедностью, одиночеством, собственной слабостью.

Обращаясь к традиции Плутарха, Роллан выступил на рубеже XIX—XX вв. как новатор в жанре биографии, создатель синтетической жанровой модификации, в которой содержались зародыши развития новой системы жанровых форм – биографического жанра XX в. (прежде всего в творчестве А. Моруа, С. Цвейга). Он синтезирует в своих биографических очерках черты различных жанров: психологического очерка, литературного и музыкально-исторического портрета, научной биографии и т. д. В роллановских биографиях соединяются различные начала: документальное, художественное, психологическое, публицистическое и философское.

Параллельно с биографиями Роллан работает над самым значительным своим произведением, романом «Жан-Кристоф» («Jean-Christophe», 1904—1912). Замысел романа сложился еще в 90-х гг. XIX в. По собственному признанию Роллана, он хотел написать «музыкальный роман». Он хотел не анализировать чувство, но непосредственно «вызвать» его в читателе, подобно тому как это делает музыка.

Стремление передать движение чувства определило жанровую специфику «Жан-Кристофа». Роман разрушает традиционные для XIX в. принципы романной формы. Это «роман-поток», роман-симфония, где каждая из трех частей имеет свою тональность, свой ритм. Многочисленные вставные эпизоды и лирические отступления создают атмосферу взволнованности и эмоциональной приподнятости.

Л. Арагон назвал «Жан-Кристофа» «романом об идеях». Действительно, Роллан, как и другой родоначальник жанра «романа-потока» М. Пруст, создает вариант интеллектуального романа, в котором борьба характеров раскрывается в первую очередь как столкновение идей. В основе романа – несколько постоянных мотивов и этических постулатов: возрождение через смерть, поражение в победе и победа в поражении.

В образе гениального музыканта, немца Жан-Кристофа воплощена мечта о герое, о «современном Бетховене». События духовной биографии Жан-Кристофа – основа развития сюжета. Восстав против деспотизма немецких властей, против насилия, Кристоф бежит во Францию.

Знакомство Кристофа с большим миром европейской культуры и политики разочаровывает его. Французская культура воспринимается им как «ярмарка на площади», где все продается и покупается. Книга «Ярмарка на площади» («La Foire sur la place») свидетельствовала об усилении остроты социального анализа в творчестве Роллана и о его мастерстве сатирика.

В «Жан-Кристофе» рассказ о событиях внутренней жизни героя сочетается с созданием широкой социальной и культурной панорамы европейской жизни в начале XX в.

Кристоф, пройдя через многочисленные испытания, осознает, что свобода только для себя ограничена. Обретая полноту духовной индивидуальной свободы, гибнет его друг, француз Оливье, гибнет нелепо и случайно, оставаясь одиночкой.

В финале романа Жан-Кристоф утрачивает свой бунтарский пыл, но сохраняет верность себе, свою творческую неповторимость. Долг художника он видит в том, чтобы быть верным своей природе и таланту. В этом для Роллана – залог бессмертия гения. Идея бессмертия выражена в символической финальной картине, изображающей Кристофа-Христофора переносящим через бурный поток младенца – Грядущий день.

В «Жан-Кристофе» Роллан не нашел способа соединить мечту и действие в реальной действительности. Поиск продолжен в повести «Кола Брюньон» («Colas Breugnon», 1918), самом жизнеутверждающем произведении Роллана довоенного периода. Сам писатель расценивал это произведение как передышку после огромной фрески «Жан-Кристофа».

Действие повести разворачивается в Бургундии, в городке Кламси, откуда был родом сам Роллан. Время действия – любимая писателем эпоха Возрождения. Главный герой – резчик по дереву Кола Брюньон, человек неунывающий, смекалистый, жизнерадостный и талантливый. Кола – воплощение лучших черт национального характера.

Основной темой повести является тема творчества, но творчество понимается Ролланом широко, не столько как профессиональная деятельность, сколько как творческое отношение к жизни. Кола Брюньон – истинный художник и творец не только потому, что он талантливый скульптор, но главное – он не может жить без труда, не принося радости людям.

Поэтика «Кола Брюньона» отличается от стиля «Жан-Кристофа» с его утонченным психологизмом и интеллектуализмом. В повести господствует стихия живой народной речи, колоритной и бойкой. Роллан прибегает к фольклорной стилизации, к ритмизованной прозе.

Первая мировая война ознаменовала начало нового периода в творчестве Роллана. Он включается в активную общественную борьбу, выступает с антимилитаристских позиций, становится одним из виднейших общественных деятелей Европы, к голосу которого прислушиваются.

В 1915 г. выходит в свет сборник его антивоенных статей «Над схваткой» («Au-dessus de la melee»).

В 1916 г. Роллан присуждена Нобелевская премия: «За возвышенный идеализм его литературных произведений, а также за подлинную симпатию и любовь, с которой писатель создает различные человеческие типы».

В 1919 г. появляется книга «Предтечи» («Les Precurseurs»), получившая широкий отклик у европейской интеллигенции. Оба произведения свидетельствуют об эволюции взглядов Роллана на природу войны. Если в «Над схваткой» Роллан считает, что война является результатом идейных противоречий, шовинистической пропаганды, то в «Предтечах» он приходит к пониманию истинных причин мировой бойни. Главной из них становятся деньги, материальные интересы тех, кто наживается на войнах.

Фарс «Лилюли» («Liluli», 1919) – острый памфлет, направленный не столько против войны, но против социальной лжи вообще, какие бы формы она ни принимала: иллюзорной свободы, лживого права, ханжества и т. п.

Повесть «Пьер и Люс» («Pierre et Luce», 1920) рассказывает трагическую историю двух людей, встретивших и полюбивших друг друга в дни войны. Попытка укрыться от ужасов войны в идиллии любовных свиданий не удалась. Влюбленные гибнут под сводами храма, разгромленного германской авиацией.

В романе «Клерамбо» («Clerambault», 1920) воссоздана атмосфера первых месяцев войны, описан шовинистический угар во Франции. Его герой – поэт Аженор Клерамбо с энтузиазмом встречает объявление войны. Но после утраты сына, добровольцем ушедшего на фронт, Клерамбо приходит к осуждению войны.

Летом 1919 г. Роллан публикует «Декларацию независимости духа» («Declaration d'Independance d'Esprit»), программную статью, в которой обращается к европейской интеллигенции с призывом объединиться и отстоять духовную свободу.

Весной 1921 г. Роллан вместе с отцом и сестрой перебирается в Швейцарию, покупает дом в Вильневе, где напряженно работает, принимает многочисленных посетителей, отвечает на поток писем. Когда здоровье позволяет, он предпринимает заграничные поездки. В 1923 г. – в Лондон и Зальцбург. В 1924 г. – в Вену и Прагу. В 1925 г. – в Германию.

В начале 20-х гг. Роллан ищет ответ на вопрос, как примирить декларируемый им отказ от насилия с необходимостью изменить существующий общественный порядок. Именно различия в подходе к этой проблеме стали причиной разногласий между Ролланом и Барбюсом, возглавлявшим группу «Кларте», в которую объединились интеллектуалы, считавшие, что единственным средством осуществления принципов справедливости, мира и свободы является революция. Роллан отказался войти в состав группы.

Приветствуя русскую революцию, писатель страшился тем не менее ее возможных последствий и крайностей. Сведения, доходившие из России, не слишком радовали Роллана. Он решительно отвергал принцип «цель оправдывает средства».

В 20-х гг. Роллан более всего импонирует толстовский принцип непротивления злу насилием. В это время он сочувственно следит за освободительной борьбой индийского народа против английского владычества. Писателю близка мысль М. Ганди о необходимости добиться независимости мирными, ненасильственными средствами.

В поисках мировоззрения, которое служило бы руководством к действию, Роллан обращается к изучению политической и религиозно-философской мысли Индии. Результатом этих штудий стали книги «Махатма Ганди» («Mahatma Gandi», 1923), «Жизнь Рамакришны» («La Vie de Ramakrishna», 1929), «Жизнь Вивекананды» («La Vie de Vivekananda», 1930), в которых он излагает и исследует идеи индийских мистиков.

Роллан, несмотря на доходившие до него факты террора и репрессий в России, неизменно поддерживал в своих выступлениях советское государство, о чем свидетельствуют его статьи «На смерть Ленина» («Sur la mort de Lenine», 1924), «Письмо в «Либертэр» о репрессиях в России» («Lettre au "Libertaire" sur la repression en Russie», 1927), «Ответ К. Бальмонту и И. Бунину» («Reponse а С. Balmont et a I. Bounine», 1928). Роллан был убежден, что, несмотря на ошибки, промахи, даже преступления, русская революция является «величайшим социальным усилием, самым мощным и самым плодотворным в современной Европе».

В 1917 г. состоялось заочное знакомство Роллана с М. Горьким, завязалась переписка. Общение с Горьким сказалось на эволюции взглядов Роллана.

В статье «Прощание с прошлым» («Adieu аи passe», 1931) отразился перелом, происшедший во взглядах Роллана. Писатель отходит от своей концепции «независимости духа» и признает историческое значение русской революции.

Самым значительным художественным произведением Роллана послевоенного периода является роман «Очарованная душа» («L Ame enchantee», 1922—1933). Героиня романа Аннета Ривьер, которая, по выражению Роллана, «как и Жан-Кристоф, хотя и совершенно в ином плане, принадлежит к великой когорте творческих натур», не наделена гением Жан-Кристофа, она не художник. Творческий характер ее натуры проявляется в труде, в умении внести в любое дело инициативу.

Интерес Роллана перемещается с проблем эстетических на социальные. Аннета – новый тип женщины, отстаивающей свое право на независимость, самостоятельный труд и человеческое достоинство. Потеряв отца, испытав горечь разочарования в любви, оставшись без средств к существованию, Аннета открывает для себя мир, познает жизнь, проходит через многие испытания, сохраняя при этом силу духа и ясность ума.

В финале романа, потеряв своего сына Марка, убитого итальянским фашистом, Аннета переживает душевный перелом и присоединяется к активному социальному действию.

Основной темой романа стала тема судеб французской интеллигенции в период с середины 90-х гг. XIX в. по 30-е гг. XX столетия. «Очарованная душа» – один из первых антифашистских романов XX в. Роллан находит ответ на вопрос о соединении мечты и действия. Залогом обретения такого единства становится отказ от индивидуалистической ограниченности, способность включиться в борьбу за идеалы справедливости.

Композиционно «Очарованная душа» во многом напоминает «Жан-Кристофа». Это монументальное полотно, где биография незаурядной личности выписана на широком фоне жизни европейского общества. Сохранилась и симфоническая структура романа, эмоциональная приподнятость, патетичность стиля.

Летом 1935 г. Роллан по приглашению М. Горького побывал в СССР. Он принимает многочисленные делегации, встречается с писателями, дважды беседует со Сталиным, добиваясь от него освобождения видного деятеля партии эсеров. Впечатления от поездки отражены в дневнике, частично опубликованном в журнале «Эроп» в 1960 г.

В 1936 г. выходит в свет сборник «Спутники» («Compagnons de route»), состоящий из 11 статей и эссе, написанных с 1900 по 1935 г. и посвященных великим художникам и мыслителям, которых Роллан считал спутниками своей жизни. В частности, в сборник вошли очерки о Шекспире, Гёте, Л.Н. Толстом, Гюго. Завершает сборник статья «Ленин, искусство и действие».

В 1938 г. Роллан возвратился из Швейцарии во Францию. В это время его особенно волнуют события, происходящие в СССР. Встревоженный сообщениями об усиливающихся репрессиях, Роллан выражает беспокойство в частных письмах своим высокопоставленным друзьям в СССР, но не получает ни ответов, ни разъяснений.

Итогом размышлений Роллана о судьбах и превратностях революций стала драма «Робеспьер» («Robespierre», 1939), завершившая цикл «Театр революции». «Робеспьер» – монументальное произведение с большим количеством действующих лиц, с царящей в нем атмосферой революционного возбуждения, людской многоголосицы. В центре драмы – проблемы революционной этики, прежде всего вопрос о целесообразности террора. Роллан показывает, как кровавая мясорубка террора затягивает и его зачинателей. Якобинцы отталкивают от себя массы, что становится причиной их собственной гибели.

Начало второй мировой войны застало Роллана в Везеле, на юге Франции. Он немедленно выступает с заявлением, обращенным к тогдашнему премьер-министру Франции Э. Даладье, в котором подтверждает свою «полную приверженность борьбе демократии против гитлеровской тирании». Через несколько месяцев Везеле был оккупирован фашистами. Несмотря на то что часть его дома была занята немцами, Роллан продолжает работать над автобиографическими произведениями «Внутреннее путешествие» («Le Voyage interieur», 1942), «Кругосветное плаванье» («Le Periple», 1946) и многотомным исследованием «Бетховен. Великие творческие эпохи» («Beethoven. Les Grandes Epoques creatrices», 1928—1949), в которых отразились смятение и тяжелые душевные переживания старого и больного писателя, вызванные событиями войны.

Последним произведением Роллана стала книга «Пеги» («Peguy», 1944), воссоздающая облик поэта и полемиста, бывшего главного редактора «Двухнедельных тетрадей», друга Роллана, а также его эпоху.

Роллан – один из крупнейших французских писателей-реалистов XX в., творчество которого оказало существенное влияние на Р. Мартена дю Гара, Ж.-Р. Блока, А. де Сент-Экзюпери, Л. Арагона, С. Цвейга, А. Моруа, А. Барбюса, Г. Гессе, Я. Ивашкевича.

Роллан – писатель, который, наряду с А. Франсом, Г. Уэллсом, М. Прустом, А. Жидом, Т. Манном, стоит у истоков интеллектуального романа XX в. Роллан привнес в западноевропейскую литературу мощное героическое начало, веру в возможности человека. Его главная заслуга, по мнению французского исследователя Ж. Альбертини, заключалась в том, что он «сумел быть интеллектуалом, художником нового типа», отказавшимся от традиционной университетской карьеры и отдавшим свои силы борьбе за человека, его достоинство и свободу духа.

В России Роллан известен, пожалуй, как ни один другой крупный французский писатель. Произведения Роллана изданы у нас более чем семимиллионным тиражом, вышло три издания собраний сочинений Роллана. На сюжет повести «Кола Брюньон» Д. Кабалевский написал оперу «Мастер из Кламси», поставленную в 1938 г. Творчество Роллана воспринималось в России как образец реализма и гуманизма.

В. Трыков

 

 

Роллан "Воспоминания". Роллан "Кола Брюньон" Роллан "Жан-Кристоф". Роллан "Жизнь Рамакришны". Роллан "Кола Брюньон".

 

ИНДЕКС: Беллетрист представляет

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 

вверх

 

 


Вернуться на главную страницу БЕЛЛЕТРИСТ библиотеки