Беллетрист библиотека. книги

Online Since April, 2001


КАТАЛОГ

 

Бертольт БРЕХТ (Bertolt Brecht, 1898, Аугсбург — 1956, Берлин)

Б. Брехт— немецкий драматург, теоретик драмы, режиссер, прозаик и поэт. Сын директора бумагоделательной фабрики, Брехт по окончании гимназии в Аугсбурге с 1917 г. в Мюнхенском университете изучал литературу и философию, а затем медицину. В 1918 г. был мобилизован в армию, служил санитаром в одном из госпиталей в Аугсбурге. Был избран тогда же членом солдатского совета. В 1919—1923 гг. возобновил учебу в Мюнхенском университете. В 1922 г. Клейстовской премией была отмечена его пьеса «Барабаны в ночи» («Trommeln in der Nacht»). О начале своего творческого пути сам Брехт так рассказал в письме к известному немецкому критику Герберту Иеренгу: «В народной школе я проскучал четыре года. Во время моей девятилетней консервации в одной из аугсбургских реальных гимназий мне не удалось сколько-нибудь просветить моих учителей. Они без устали твердили о моей склонности к безделью и независимости. В университете я слушал курс медицины и научился играть на гитаре... Во время революции я в качестве медика работал в лазарете. Потом написал несколько пьес и весной нынешнего года из-за недоеданий попал в больницу... После двадцати четырех лет пребывания на свете Божьем я несколько отощал».

Брехт приобрел известность сначала как поэт. В 1918 г. он сочинил «Балладу о мертвом солдате», которую он сам исполнял в политических кабаре, аккомпанируя себе на гитаре. Брехт в конце войны услыхал мрачную шутку: «Теперь уже для военной службы мертвецов выкапывают». Эта горькая острота была превращена Брехтом в сюжет баллады, в которой говорилось, как комиссия врачей признала годным к службе покойника, которому не страшно будет умереть во второй раз.

Первая пьеса Брехт носит название финикийского божества «Ваал» («Baal», 1922). Это имя дано герою-поэту, который некоторыми своими чертами напоминал Артюра Рембо. Среди людей буржуазного круга, чье существование строго регламентировано, Ваал – свободный человек. Он – скиталец, презирающий законы цивилизации. Ваал обладает большим талантом, но его искусство агрессивно по отношению ко всему человечеству. Сродни Ваалу и герой пьесы «Барабаны в ночи» – Андреас Краглер. После четырехлетнего пребывания на фронте он возвращается домой в Германию и попадает на свадьбу своей невесты. Пьеса была злободневна своими жизненными коллизиями. Бывшему фронтовику Краглеру предстояло сделать выбор: стать анархистом, революционером или собственником. Краглер с цинизмом, присущим ранним брехтовским персонажам, выбрал семейный очаг и двуспальную постель.

В 1924 г. Брехт переселился в Берлин, с 1926 г. служил в должности драматурга в Немецком театре Макса Рейнгардта. В 1926—1927 гг. Брехт основательно изучал диалектический материализм, выступал с лекциями в марксистской рабочей школе.

Швейцарский драматург Макс Фриш, встречавшийся с Брехтом после второй мировой войны, так оценил воздействие марксизма в процессе формирования творческого облика немецкого писателя: «Сейчас даже трудно представить себе Брехта без марксистской доктрины, которая оказала решающее влияние на освобождение его от идей анархизма и помогла уберечь талант художника от сползания в болото нонконформизма».

Действительно, протест против традиционного буржуазного жизненного уклада носит в первых пьесах нигилистический характер.

В 1928 г. Брехт женился на выдающейся немецкой актрисе Елене Вайгель, которая впоследствии стала исполнительницей основных женских ролей в брехтовском репертуаре.

В том же году была написана и поставлена в Берлинском театре на Шиффбауэрдамм пьеса «Трёхгрошовая опера» («Dreigroschenoper»), принесшая триумфальный успех автору на сценах всего мира. Брехт воспользовался сюжетом «Оперы нищих» английского драматурга Джона Гэя, написанной ровно двести лет назад. Брехт переделал «Оперу нищих», перенеся действие в викторианскую Англию, и изменил трактовку характеров основных персонажей. Успех постановки во многом был обусловлен талантливой музыкой Курта Вейля.

С середины 20-х годов вплоть до последних дней Брехт вынашивал и разрабатывал теорию «эпического театра», посвящая этой проблеме статьи, выступления, трактаты: «Об опере» («Uber Орег», 1930), «Об экспериментальном театре» («Ober experimentelles Theater», 1939), «Малый органон для театра» («Kleines Organon fur das Theater», 1949), «Диалектика на театре» («Dialektik auf dem Theater», 1953).

«Эпический театр» был противопоставлен традиционному, как выражался Брехт, аристотелевскому театру и включал в себя в совокупности ремесло драматурга, актерскую технику и режиссерскую методику. Брехт заменял традиционное драматическое действие повествованием. Для этого он зачастую брал и инсценировал уже известные произведения: К. Марло «Жизнь Эдуарда II Английского» («Leben Eduards des Zweiten von England», 1924), X. Вуолийоки «Господин Пунтила и его слуга Матти» («Herr Puntila und sein Knecht Matti», 1940), Я. Гашек «Швейк во второй мировой войне» («Schweyk im zweiten Weltkrieg», 1943), Софокл «Антигона» (1947) и др. Зритель в брехтовском театре обязан был все время помнить, что он присутствует на спектакле, а не переносится в воображаемый мир. Иллюзорность представления разрушалась условностью декораций, плакатами, постоянными обращениями исполнителей к зрительному залу.

Зритель или читатель, знакомясь, как правило, с уже известной ему историей, удивлен был ее необычной трактовкой. Важнейший принцип брехтовского искусства – «отчуждение» или «отстранение». Знакомые жизненные и литературные коллизии предстают в эпических пьесах Брехта всегда в неожиданном ракурсе. То, к чему зритель привык и на что почти не реагировал, драматург представляет ему чуждым, странным, на близкое зритель взирает как бы со стороны. Это должно было стимулировать мысль зрителя или читателя. Брехт своими пьесами не стремился произвести эмоциональное потрясение, в финале пьес отсутствует катарсис. Брехтовский текст рационален и обращен к разуму зрителя. На спектаклях публика не должна сопереживать героям, по ходу пьесы каждый обязан соотносить свои решения и оценки с поступками героев. В эпическом театре Брехт отводил большую роль автору. Драматург выступает рассказчиком, который использует сюжетные коллизии как аргументы в дискуссии со зрителем.

В период разработки теории эпического театра она воспринималась как критика традиционного реалистического театра, в настоящее время правильнее говорить о переакцентировке внутри пьесы и спектакля.

В начале 30-х годов Брехт в своей драматургии стремился к дидактике. Он учил явно и откровенно, не боясь повторять и закреплять революционное знание. Он создает пьесы, которым дает определение «учебные». К ним относится инсценировка романа М. Горького «Мать» («Die Mutter», 1932). Немецкий драматург свободно обошелся с горьковским текстом: события перенесены в Тверь и доведены до 1917 г. Из произведения исчезло романтическое начало, зато усилились логические доказательства необходимости революционного изменения мира. В пьесе «Мать» Брехт впервые взамен асоциального бунтаря вывел на сцену профессионального революционера.

Основательно перелицевав сюжет «Орлеанской девы» Ф. Шиллера, Брехт сочинил свою «Святую Иоанну скотобоен» («Die heilige Johanna der Schlachthofe», 1932), в которой он полемизировал с религиозно-филантропической пропагандой. Чикагская проповедница Иоанна Дарк пытается экстатическими речами обратить рабочих на стезю добродетели, заставить их забыть о земной юдоли и прощать своих угнетателей в предчувствии райского блаженства. Брехт пропагандист и агитатор, осуждает героиню за призывы к всепрощению и классовому миру.

Пятнадцать лет провели в эмиграции Брехт и Е. Вайгель. В 1933 г. после фашистского переворота семья переезжает в Прагу, через две недели уехали в Вену. Летом того же года нашли приют в Дании у писательницы Карин Михаэлис на острове Туро, осенью перебрались в деревушку неподалеку от города Свендборг, где прожили шесть лет. Весной 1935 г. Брехт и Вайгель приезжали в Советский Союз, встречались с советскими писателями и немецкими антифашистами. В 1937 г. в Париже была поставлена пьеса Брехта «Винтовки Тересы Каррар», посвященная гражданской войне в Испании. В главной роли выступила Е. Вайгель. Она же играла эту роль в спектаклях, поставленных в Копенгагене и в Вестеросе (Швеция). В эту страну они переехали в 1939 г.

Германии под властью фашизма были посвящены хроникальные драматические сцены «Страх и нищета в Третьей империи» («Furcht und Elend des III. Reiches», 1938), которые также ставились во многих странах мира немецкими актерами-эмигрантами.

Весной 1941 г. Брехт с семьей приехал в Москву, затем они отправились во Владивосток, откуда пароходом – в США. Как и другие немецкие писатели, Брехт был зачислен в штат сценаристов в Голливуде, однако фильмы по его сценариям практически не снимались. В 1947 г. Брехт был вызван на допрос в Комиссию по расследованию антиамериканской деятельности. Это послужило поводом к решению покинуть Америку. В 1947 г. он приезжает в Швейцарию, а в октябре 1948 г. возвращается в Германию.

За пятнадцать лет, проведенных в эмиграции, Брехт вырос в поэта, прозаика и драматурга мирового масштаба. Содержание его лирических стихотворений продиктовано переживаниями добровольных изгнанников. «Мы страны меняли чаще чем башмаки...» – таковы горестные раздумья поэта. В стихах постоянно звучат призывы к солидарности, к созданию единого антифашистского фронта.

В эмиграции Брехт заявил о себе как о романисте. В 1934 г. он превратил пьесу «Трёхгрошовая опера» в «Трёхгрошовый роман» («Dreigroschenroman»). Сохранив основные сюжетные линии, он усилил в романе разоблачительный антибуржуазный смысл. Интрига романа заключена в борьбе двух дельцов: Ионафана-Иеремии Пичема, короля нищих, и Мэкхита, владельца обширной сети дешевых лавочек, торгующих краденым товаром. Для Брехта они оба – эксплуататоры. Один наживается на нищенстве, создав корпорацию лондонских побирушек. Другой распоряжается всеми грабителями британской столицы. Оба мошенника именуют себя предпринимателями, не видя ничего зазорного в своем грязном промысле. В финале Пичем и Мэкхит помирились, отчего их общее дело только выиграло. Однако Брехт завершил повествование грозным предупреждением. Солдат Фьюкумби, покалеченный во время англо-бурской войны, видит во сне восстание народа, который учинил беспощадную расправу над мелкими и крупными хозяевами. В первые годы эмиграции Брехт продолжает верить в очистительную силу мировой революции.

В историческом романе «Дела господина Юлия Цезаря» («Die Geschafte des Herrn Julius Casar», 1938—1939) Брехт достоверно воссоздает биографию римского императора. Однако в повествовании немало анахронизмов; Цезарь пользуется услугами банкиров, бизнесменов, юнкеров. Брехт-романист стремился придать образу Цезаря вневременный характер, диктатор из прошлого вызывал ассоциации с бесноватым фюрером.

Историческими параллелями Брехт пользовался и в драмах.

В момент вторжения фашистов в Польшу Брехт заканчивал хронику Тридцатилетней войны – драму «Мамаша Кураж и ее дети» («Mutter Courage und ihre Kinder», 1939). Отдельные сюжетные мотивы драматург заимствовал из повести немецкого писателя XVII в. Ганса Гриммельсгаузена «Подробное и удивительное жизнеописание отъявленной обманщицы и бродяги Кураж» («Ausfuhrliche und wunderseltsame Lebensbe-schreibung der Erzbetrugerin und Landstorzerin Courage», 1670).

Героиня пьесы Анна Фирлинг по прозвищу Кураж – маркитанка. Три десятка лет тащится за солдатами ее фургон, в котором любой вояка найдет себе товар по вкусу. Для храброй языкатой торговки война давно стала кормилицей. Ей все равно, кто победит в очередном сражении: поляки или шведы, католики или протестанты. Все они – ее покупатели, и только. Но героиня пьесы – мать, и на войне она теряет своих взрослых сыновей и немую дочь Катрин. Тяжкое горе не сломило Кураж, она продолжает уже на себе тащить повозку. Брехт упрекали за то, что мать не прозрела и не прокляла войну. Автор отвечал, что ему важно было, чтобы зритель оказался прозорливее героини и понял простую страшную истину: «Войною думает прожить – за это надобно платить». Платой на войне становится человеческая жизнь.

Пьеса «Добрый человек из Сезуана» («Der gute Mensch von Sezuan», 1939—1941) представляет собой нравоучительную сказку, которую поведал водонос Ван. Хотя место событий обозначено как китайская провинция Сычуань, автор в ремарке поясняет, что подобное может произойти в любом месте на земном шаре, «где человек эксплуатирует человека». Сюжет пьесы условен и традиционен. Боги, спустившиеся на землю, чтобы отыскать доброго человека, всюду сталкиваются с эгоизмом. Только проститутка Шен Де была к ним добра и гостеприимна. В награду боги дали ей больше тысячи серебряных долларов. Шен Де бросает свою постылую профессию и становится владелицей табачной лавки. Она добра, никому не может отказать в помощи, и деньги скоро исчезают. Тогда появляется злой брат Шен Де, который взыскивает с должников деньги, создает табачную фабрику, на которой люди за гроши работают от зари до зари. Читателю ясно, что добрая Шен Де и ее злой двойник Шой Де – одно и то же лицо. Основная мысль пьесы выражена в одном из лозунгов: «Добрые у нас в стране добрыми не могут оставаться, пустые миски – едоки дерутся». Обычно в сказках герои четко размежевываются на добрых и злых. В современной сказочной притче Брехт, в человеке попеременно выступает то добро, то зло. В несправедливо устроенном обществе, полагал Брехт, человек становится злым из чувства самосохранения. Брехт утверждал: «Меня не интересуют тощие добродетели бедняков – меня интересуют добродетели счастливых людей». А это возможно, если только основательно переделать мир».

Замысел пьесы-хроники «Карьера Артуро Уи, которой могло не быть» («Der aufhaltsame Aufstieg des Arturo Ui», 1941) возник у Брехта. в 1935 г. во время первого посещения США. Хотя в пьесе речь идет о чикагских гангстерах, в пьесе легко просматривались основные события германской и европейской истории: поджог рейхстага, захват Австрии и карьера фюрера, которой могло бы не быть.

Вершиной драматургии Брехта явилась драма «Жизнь Галилея» («Leben des Galilei», первая редакция 1939, вторая – 1946). Герой пьесы великий ученый Галилео Галилей, напуганный инквизицией, отрекается от своего открытия. Конфликт драмы заключен в диалоге Галилея и его ученика Андреа Сарти. Ученик бросает учителю обвинение: «Несчастна та страна, у которой нет героев». Учитель парирует: «Нет! Несчастна та страна, которая нуждается в героях». Галилей-человек нравственно уступает Галилею-ученому. Открытие Галилея, перевернувшее всю солнечную систему, раскрепостило человеческую личность, освободив человека от божественной опеки. Но свобода опасна, и первым это осознал сам Галилей. Великий мыслитель, каким его изображает Брехт, корыстолюбив, хитер, труслив. Но все это не принижает его как ученого. Спасая себе жизнь, он преграждает дорогу истине, его открытие сделалось недоступным для современников. Но оправдывается ли жертва распространением истины, тем более что, сохранив себе жизнь, Галилей получил возможность продолжать свои научные изыскания? Брехт не осуждает Галилея, цель пьесы в другом: напомнить об ответственности ученого за последствия сделанных им открытий. «Атомная бомба и как техническое, и как общественное явление – конечный результат научных достижений и общественной несостоятельности Галилея», – говорил Брехт. После атомной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки он взялся за переделку пьесы, подчеркнув моральное поражение величайшего мыслителя.

8 ноября 1949 г. в Восточном Берлине открылся новый театр «Берлинер Ансамбль» («Berliner Ensemble»), руководимый Брехтом. Великий драматург мечтал об этом всю жизнь. Здесь были поставлены пьесы, написанные в эмиграции, и новые драматургические произведения, в частности «Кавказский меловой круг» («Der Kaukasische Kreidekreis», 1945, вторая редакция 1953—1954). В основу сюжета положена притча о суде царя Соломона, который приказал разрубить младенца пополам и таким способом решить спор между двумя женщинами, кто из них мать ребенка. Брехт местом событий делает Грузию прошлого века; в спорах о ребенке правота на стороне приемной матери Груше, юной девушки, спасшей ребенка во время войны, а не настоящей матери, которой сын нужен, чтобы получить наследство. Колоритен образ судьи Аздака, олицетворяющий здравый народный смысл и справедливость.

В мае 1955 г. Брехт приезжал в Москву для получения присужденной ему Международной Ленинской премии «За укрепление мира между народами». В мае 1957 г. состоялись гастроли «Берлинер Ансамбля» в Москве и Ленинграде. Спектакли прошли с успехом и послужили стимулом к постановкам пьес Брехт в нашей стране и изданию его произведений.

 

 

Брехт "Дела господина Юлия Цезаря". Брехт "Трехрошовый роман". Б. Брехт "Ме-ти. Книга перемен". Бертольт Брехт. Избранное. книги Брехт "Трехгрошовый роман".

 

ИНДЕКС: Беллетрист представляет

А Б В Г Д Е Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я

 

вверх

 

 


Вернуться на главную страницу БЕЛЛЕТРИСТ библиотеки